5 октября 2010 г.

"БЕЗ ВЫШИВКИ Я НЕ МОГУ ЖИТЬ. ЭТО МОЙ ЭЛИКСИР МОЛОДОСТИ" (грустный пост)

В Симферополе в воскресенье, 3 октября, на 100-м году жизни умерла Герой Украины, Заслуженный мастер народного творчества Украины, мастерица художественной вышивки Вера Роик.

В память о Великой Вышивальщице преведу здесь интервью Елены ОЗЕРЯН "ФАКТЫ" (Симферополь).

С заслуженной мастерицей художественного творчества Украины и заслуженной художницей Автономной Республики Крым договорились встретиться накануне торжества у нее дома.
- Извините, что я вас принимаю в комнатных тапочках, сегодня немножко ноги отекли, - встречает меня миниатюрная женщина с волосами цвета серебра и озорными серыми глазами. - Давайте будем пить чай и беседовать.
Чаепитие затянулось не на один час, но время пролетело как один миг. Потому что слушать Веру Сергеевну, потрясающую рассказчицу с великолепным чувством юмора, обладающую энциклопедическими знаниями и уникальной памятью, одно удовольствие. А о многих событиях, которые довелось пережить собеседнице, большинство из нас знает лишь из учебников истории и литературы.
"Верочка, - говорил мне писатель Короленко, - современные книжки не для тебя. Читай Пушкина, Тургенева, Гончарова"
- Родилась я в живописном городке Лубны на Полтавщине, - рассказывает Вера Роик. - Мой папа - железнодорожный служащий, а мама - профессиональный художник-график. Родители были очень культурные люди, что и неудивительно. Мама - дворянка, а папа - сын бывшего крепостного князя Кочубея - получил прекрасное образование благодаря директору Хорольского городского училища. На смышленого, бойкого мальчика, тянувшегося к учебе, очень любившего читать, который носил из деревни молоко и сметану, обратила внимание жена директора и даже хотела его усыновить. На балу, который проходил во Дворянском собрании в Полтаве, мой отец познакомился с мамой. Она прекрасно владела французским, польским, русским и украинским языками, а папа знал еще и немецкий, так как его приемный отец, директор училища, был обрусевшим немцем.
После революции отец Веры Сергеевны Сергей Сосюрко был директором завода в Лубнах. Во времена сталинских репрессий его арестовали, в 1943 году он погиб. Место смерти и захоронения остались неизвестными.
По материнской линии род Веры Роик происходит от Яворских, отпрысками которого были знаменитые Карп Значко-Яворский, есаул Лубенского полка, и его сын Матвей (церковное имя Мелхиседек) - игумен и духовный наставник всех храмов и монастырей Правобережной Украины.
В семье Сергея Сосюрко было трое детей: два сына - Борис и Евгений, и дочка Верочка.
- Я была маленькой, худенькой, но хулиганкой жуткой, не дай Бог, - смеется Вера Сергеевна. - Дралась, лупила мальчишек из соседнего двора, которые скакали верхом на прутьях вербы и дразнили меня "Верчик-перчик". Как это можно было простить?! Я забиралась на крышу сарая и оттуда стреляла по ним из рогатки или лука. А вечером приходил жаловаться отец мальчишек. Папа брал меня за ухо и отправлял в любимый... угол. Однако дедушка, который в это время сидел в комнате и читал Гоголя, меня из угла забирал и говорил: "Отак, дорога онученька, i треба робити, лупити i не давати себе в обiду".
- Как же вы, такая шустрая, научились вышивать, ведь эта работа требует усидчивости?
- В то время в Полтаве жил писатель Владимир Короленко, дальний родственник моей мамы, - вспоминает Вера Сергеевна. - Он приходил к нам почти каждую неделю, к слову, частыми гостями в доме были Панас Мирный, а позже Антон Макаренко. Владимир Галактионович общался с мамой, папой, а потом усаживал меня на колени, и мы часами беседовали на литературные темы. Он спрашивал, что я читала за прошедшее время. Я ему перечисляла произведения тогдашних детских писателей. А деда Володя, как мы, дети, его называли, морщился и говорил: "Верочка, это неинтересные писатели для тебя. Ты должна читать сказки Пушкина, рассказы Тургенева, Гончарова". А мне-то всего шесть лет от роду! Но я читала то, что он мне советовал. Поэтому я во многом обязана своим развитием Короленко. Он был очень обаятельным человеком, и я слушалась его беспрекословно.
Во времена детства Веры Роик в любой семье, независимо от сословия - крестьянского, мещанского или дворянского, считалось, что детей с раннего возраста необходимо приучать к труду.
- Когда мне исполнилось шесть лет, мама и папа, посадив меня за большой стол для взрослых (для детей у нас был отдельный столик), сказали: "Верочка, ты уже большая и с сегодняшнего дня будешь мыть чайную посуду". Потом я узнала, что нянька ее после перемывала, - смеется Вера Сергеевна. - В это же время меня начали учить музыке и рукоделию. Я, конечно, очень не хотела этого делать. Но однажды пришел деда Володя, и папа ему пожаловался, что я "ледаща дытына". Короленко, как всегда, усадил меня к себе на колени и сказал: "Верчик, ты же станешь доброй хозяйкой, ты мне обещаешь?" И я дала слово, что буду вышивать. А родители нас учили: если что-то пообещал, должен выполнить обязательно!
Девочка попросила маму сшить для нее украинский костюм, который потом долго вышивала крестиком.
- Хотела встретить свой десятый день рождения в наряде, вышитом собственными руками, и чтобы это увидел обожаемый деда Володя, - вспоминает Вера Сергеевна. - Он знал, что я специально для него создаю себе украинский костюм.
Но, увы, Короленко так и не увидел первой работы своей любимицы - писатель умер от воспаления легких.
- Для вас это было сильное потрясение?
- Самая настоящая трагедия, меня даже врачи лечили, - на глазах у Веры Сергеевны появляются слезы. - Вы себе не представляете, как я любила деду Володю. Помню, когда он приходил к нам, мы, дети, выстраивались в очередь, как галчата, открывали рты, и он нас кормил вареньем.
От голодной смерти Веру Роик, ее маленького сына и маму спасли вышитые вещи
Чем старше становилась Верочка, тем больше ей нравилось вышивание. Девочка окончила в Полтаве Мариинскую гимназию, занималась в балетной студии, затем училась на рабфаке института сельскохозяйственного строительства и работала в артели вышивальщиц в Лубнах. Когда началась Великая Отечественная война, Вера Роик как военнообязанная добровольно пришла в военкомат. Но в армию молодую женщину, мать трехлетнего ребенка, не взяли. Муж Веры Сергеевны, Михаил Роик отказался ехать в эвакуацию со своим предприятием, записался в истребительный батальон и ушел из города с последними отступающими частями.
Незадолго до оккупации Вера Сергеевна попала под бомбежку. Как результат - контузия, переломы и поврежденная правая рука. Несколько недель она не могла связно говорить, месяц ничего не слышала, два года практически не поднималась с постели. От голодной смерти ее, маленького сына Вадима и маму Лидию Эразмовну спасли вышитые раньше вещи.
- Мама меняла их на продукты, - вспоминает Вера Сергеевна. - Потом вернулись с фронта братья и супруг, фронтовой разведчик, прошедший путь от Сталинграда до Варшавы.
- Точнее, папу чуть живого после многочисленных ранений отправили в Лубны умирать, - вступает в разговор сын Веры Сергеевны, Вадим. - Но бабушка поставила зятя на ноги. В 1944 году мы переехали на Северный Кавказ, где уже жил мамин брат Евгений. Он был командиром танка, горел на поле боя, после госпиталя его отправили туда восстанавливать здоровье. Война еще шла, но ни папу, ни дядю Женю в действующую армию уже не взяли.
Поврежденная во время войны правая рука не стала помехой для занятий любимым делом - Вера Сергеевна научилась вышивать левой. В 1952 году семья Роиков поселилась в Симферополе.
- Папа очень хотел, чтобы я стал железнодорожником, - рассказывает Вадим Михайлович (ныне - заслуженный работник транспорта Украины. - Авт.). - А самый ближайший техникум этого профиля находился в Симферополе.
В Крыму Вера Сергеевна стала обучать девочек-школьниц тонкостям украинской вышивки.
- Ведь вышивка - это не просто набор цветных стежков на ткани, - объясняет она. - В ней каждый цвет и узор несет в себе зашифрованную информацию.
Вера Роик 20 лет проработала методистом декоративно-прикладного искусства в Доме народного творчества и художественной самодеятельности профсоюзов. Она создала в Крыму настоящую школу украинской народной вышивки. Сегодня Вера Сергеевна по-прежнему вышивает, причем без очков!
- Без вышивки я не смогу жить, она меня всегда спасала, это мой эликсир молодости, - признается собеседница. - После распада СССР, когда всем жилось нелегко, у меня бывало на целый день пол-литра молока и половина рогалика, но денег на нитки мулине и ткань для вышивки я не жалела. Хотя и приходилось их покупать втридорога в Таллине и Риге. Зато я до сих пор ими пользуюсь, сегодня таких не выпускают. Каждый день сажусь на этот стул, - показывает, - включаю торшер и вышиваю.
- Вечером?
- Всю жизнь я старалась вышивать после восьми вечера и до часу-двух ночи, тогда у меня не было ошибок в узоре, и сейчас придерживаюсь этого графика, - говорит Вера Сергеевна.
"Ця жiнка вишиває Україну..."
Вера Роик владеет 300(!) видами вышивки, но самая любимая ее техника - полтавская гладь и крестик. За годы творчества мастерица организовала 140 персональных выставок, а всего участвовала более чем в 300. Сегодня ее вышивки находятся в 44 музеях мира.
- Я не продаю, а всегда только дарю свои работы, - говорит Вера Роик. - Правда, иногда их воруют с экспозиций. Кто знает, может, самый красивый узор я еще не создала. Сейчас иногда отступаю от правил. Например, вышивать принято на белом или сером полотне. Но уже три работы я вышила на зеленом фоне белыми нитками, и везде они пользуются успехом.
Один поэт как-то сказал о Вере Роик: "Ця жінка вишиває Україну..." В 2003 году Вера Сергеевна опубликовала автобиографическую книгу "Мелодии на полотне". Как дань глубокого уважения выдающейся украинской мастерице в 2006 году была учреждена Международная премия имени Веры Роик. Вера Сергеевна имеет много наград, ее имя занесено в энциклопедии, о ней написаны книги, сняты документальные фильмы. Но неожиданным для мастерицы стало присвоение ей президентом Украины Виктором Ющенко звания Героя Украины и вручение ордена Державы.
- Это было в 2006 году в Форосе, в государственной резиденции президента, - вспоминает Вера Сергеевна. - Виктор Андреевич зашел в гостиную, поклонился всем. Я сидела на диванчике. Он обнял меня, поцеловал, сказал: "Яка у вас гарна сукня". Когда он приколол мне орден, я чуть не заплакала. Но взяла себя в руки, достала из пакета вышитые мною рушничок и салфетку и подарила их Ющенко. Он поблагодарил, а потом вот так ногтем потрогал гладь, - показывает, - ни один стежок не отошел. Виктор Андреевич просто просиял, видно, знает толк в вышивке.
- Самая главная мечта мамы - открыть музей украинской вышивки в Крыму, - говорит Вадим Роик. - В свое время Ющенко давал поручение решить этот вопрос. Но дело так и не сдвинулось. Кстати, нынешний Президент Виктор Янукович тоже знает маму, он, в бытность свою премьером, награждал ее Почетной грамотой правительства. В этом году Виктор Федорович поздравил ее с 8 Марта и Пасхой. Даст Бог, мы обязательно пригласим его на 100-летие мамы.
К слову, друзья и родственники Веры Сергеевны никогда не задумываются над тем, что ей дарить на день рождения: в одной из комнат квартиры вышивальщицы на специальных стендах расположено более 300(!) наперстков из десятков стран мира. Уникальная коллекция, которую собрала Вера Сергеевна, тоже может стать частью экспозиции будущего музея вышивки. Такой точно нет ни в одном государстве. Я даже предположить не могла, что обычные наперстки бывают такие разнообразные, красочные, изготовленные из различных материалов. Но самый ценный для Веры Сергеевны - ее первый, подаренный мамой 90 лет назад наперсток из кавказского серебра. От частого использования его поверхность изрешечена дырочками от иголок.
 Вечная память Вам, Вера Сергеевна!!!

5 комментариев:

  1. Юля, спасибо за такой интересный пост!!!


    Вечная память...

    ОтветитьУдалить
  2. Да....Жаль что смерть забирает хороших людей....Спасибо Юлечка

    ОтветитьУдалить
  3. И ты ко мне так за наградой и не зашла(((

    ОтветитьУдалить
  4. http://fintiflyushkijuliana.blogspot.com/2010/10/blog-post_03.html Натуля тут все забрала

    ОтветитьУдалить
  5. Хорошо)))) И там тебе эстафетку передала, принимай))))

    ОтветитьУдалить